Яндекс.Метрика
Оформление сайта:
Фон:
Шрифт:
Картинки:
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ ГРАЖДАН С ИНВАЛИДНОСТЬЮ И РОДИТЕЛЕЙ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ

при поддержке Министерства социальной
политики Свердловской области
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
ОБЫЧНАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

ИНФОПОМОЩЬ

Инфопомощь – ресурсный центр, оказывающую поддержку детям и взрослым с инвалидностью, а также их детям. Этот проект реализует ассоциацией «Особые люди», при поддержки Министерства социальной защиты населения Свердловской области.
Новости

Владимирское областное отделение Общероссийского общественного благотворительного фонда «Российский детский фонд» приглашает на встречу многодетные семьи Камешковского района 21 июня в 10 часов в отделении реабилитации инвалидов ГБУСО ВО «Камешковский комплексный центр социального обслуживания населения» по адресу: г.Камешково,ул.Ленина, д.7. Проект «Семейный юрист» — оказание бесплатной юридической помощи многодетным семьям на средства Президентского гранта.

На днях Минтруд России предложил расширить перечень антропометрических данных, которые используются при подборе технических средств реабилитации.

2

Знаменитый бас-баритон, немецкий оперный певец Томас Квастхофф родился c инвалидностью. Он мог бы захлебнуться от жалости к себе или возненавидеть мир, но выбрал петь и принять свою судьбу.

В начале 60-х годов в Западной Германии, где жила семья Томаса, этот препарат продавался в аптеках без рецепта и рекламировался как отличное средство при токсикозе у беременных, а также бессоннице и тревожности.

В результате употребления матерью Квастхоффа во время беременности препарата противорвотное талидомида, родился с тяжелейшей патологией: кисти рук находятся у основания плеч, были деформированы ноги. Томми родился похожим на «маленького тюленя с искалеченными руками и ногами». Рост Квастхоффа остановился на 134 см.

Позже выяснилось, что компания-производитель «Chemie Grünenthal» не проводила исследования влияния этого препарата на плод. С 1956 по 1962 годы родилось по разным подсчетам от 8 тысяч до 12 тысяч детей с врожденными уродствами, вызванными тем, что их матери принимали талидомид.  В США подобной трагедии удалось избежать благодаря профессиональному подвигу одной женщины.

Первые полтора года Томас провел вдали от семьи, в ортопедическом реабилитационном центре, закованный в гипсовые растяжки, а в шесть лет ему пришлось вновь на два года расстаться с родителями. Его отправляют в интернат «для умственно и физически неполноценных детей»: комнаты на 15 человек, методы воспитания и наказания шокируют.

Родителями решились забрать его из интерната и растить, как другого своего сына Михаэля, невзирая на колоссальное давление окружающих.

Мама страдала от его инвалидности больше, чем он, во всем винила себя, всю жизнь выслушивала, что ее сын «зачат в пьяном угаре». Он хотел бы облегчить вину, которую она носила в себе с его рождения, но не знал, как. Он никогда, ни секунды не упрекал ее и она это знала. «Я могу лишь жить и всем своим видом показывать ей, что я в порядке». И он старался.

В семье его не прятали, наказывали за проделки так же, как брата, летом водили на пляж. Родители объяснили ему, что бывает судьба хуже, чем у него, – гораздо тяжелее быть глухим или слепым.

Родители хотели, чтобы сын учился в обычной школе, обращались в разные инстанции, но в Западной Германии шестидесятых годов ХХ века им везде отказывали. Наконец, одна-единственная школа согласилась принять Томми и он начал учиться среди обычных детей.

Больше всего на свете в школе он любил петь в хоре. Не только из-за музыки. У него не было шансов преуспеть на спортивной площадке или на вечеринках, а хор стал местом, где мальчик мог на равных соревноваться с ровесниками, где не имело значения, какой у тебя рост, красивый ты или уродливый, нормальный или инвалид – засчитывался только голос.

Вся его жизнь постепенно подчинялась пению. Он говорит, что знает почти все церкви от Фленсбурга, на севере Германии, до Мюнхена, на юге, где самозабвенно исполнял церковную музыку, начиная с 15 лет.

Как-то Томас услышал, что школьный хор отправляют на две недели в Финляндию. Он на седьмом небе от счастья – первый раз путешествовать без родителей! Но учитель музыки, пряча глаза, говорит, что он не поедет. Как же так, ведь он лучший в хоре? «И все-таки нет…». Это был удар ниже пояса. Но он справился.

Томаса не приняли ни в одно музыкальное образовательное учреждение. Везде требовалось умение играть на музыкальном инструменте, а он, в силу своих физических особенностей, не мог. Томас чувствовал себя без вины виноватым.

Но он считает, что и в этом случае ему повезло. В 1972 году Квастхофф начал заниматься вокалом в Ганновере у профессора Шарлотты Леманн, выдающимся педагогом по вокалу. Параллельно изучал право, работал в банке, позже перешел на радио. а также брать уроки истории и теории музыки.

Окончив юридический факультет Ганноверского университета, работал диктором на Северо-Германском радио.

 Дебютировал как певец в 1988 году, в 1995 году впервые выступил в США (на Баховском фестивале в Орегоне), в опере — на Пасхальном фестивале (Зальцбург) в 2003 году, в «Фиделио» Бетховена.

в 1988 году, он выиграл Международный музыкальный конкурс ARD в Мюнхене, удостоившись похвалы самого Дитриха Фишера-Дискау, именитого оперного певца Германии.

Годы спустя Томас скажет в интервью, что за инвалидность бонус безусловно был. Но его можно получить только один раз.

Карьера складывалась фантастически. На лучших сценах мира он исполнял Малера, Шуберта, Брамса, «Страсти по Матфею» Баха и «Парсифаль» Вагнера. Получил огромное количество наград и премий – только Грэмми присуждалась три раза.

Он поддерживает немецкий фонд CBM, который оказывает помощь людям с инвалидностью по зрению в Африке и других странах:

Основатель фонда, пастор Эрнст Якоб Кристоффель более ста лет назад построил первый дом для слепых, инвалидов и сирот в Малатии в Турции.

Квастхофф потрясающий артист, с мощной мужской харизмой. В нем нет ни капли самолюбования, так свойственного оперным певцам.

 
 

Подпишитесь, чтобы быть вместе!